Страница Академии Вконтакте

          English version                                                         

 

 

 

   

 

 

                                                                                                                                                                                                                                                  Страница Академии Вконтакте Страница Академии Facebook Страница Академии YouTube Страница Академии Twitter poisk icon

Газета «Независимое военное обозрение»

Задача одна – минимизировать ущерб от любой ЧС

МЧС должны минимизировать любой причиненный ущерб независимо от того, чем он вызван

mchs-1
Навыки работы с оборудованием центров управления в кризисных ситуациях
курсанты и студенты академии получают на протяжении всего курса обучения.
Фото Марии Жоховой

Президент Дмитрий Медведев подписал указ, определивший создание на базе войск гражданской обороны спасательных воинских формирований МЧС России. В соответствии с этим решением штатная численность военнослужащих министерства составляет теперь 7230 человек. Количество воинских должностей в ведомстве планомерно сокращалось на протяжении последних десяти лет. Ведь в конце прошлого века в воинских частях и подразделениях МЧС проходили службу около 40 тыс. человек.
Однако масштабные сокращения военнослужащих сопровождаются усилением роли спасательных формирований. Скажем, 7 октября Госдума ратифицировала протокол, который внес изменения в Договор о коллективной безопасности от 15 мая 1992 года. Новая редакция предусматривает, что на территориях государств – участников Договора при реагировании на кризисные ситуации должны применяться не вооруженные силы этих стран, а другие силы и средства системы коллективной безопасности, включающие подразделения полиции, спецслужб и МЧС.
Причем в МИД РФ подчеркивают, что данные изменения были сделаны в связи с драматичными событиями 2010 года в Киргизской Республике, которые и предопределили совершенствование механизма использования силового потенциала ОДКБ.
В МЧС России отсутствие противоречий между существенно уменьшенной численностью военизированных формирований и параллельным возрастанием их значимости объясняют рядом качественных изменений во всей системе реагирования на чрезвычайные ситуации. Среди них называются и увеличенный за минувшие пять лет почти вдвое технический потенциал спасательных подразделений, и перевод многих воинских должностей в штат гражданского персонала, и более основательная подготовка специалистов – как военных, так и гражданских. По просьбе «НВО», о тесной взаимосвязи всех этих факторов подробно рассказал начальник Академии гражданской защиты МЧС России генерал-полковник Сергей ШЛЯКОВ.

Сегодня уже ясно, что воинские формирования МЧС будут активно привлекаться к мероприятиям по ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций (ЧС) не только техногенного или природного характера, но и вызванных, скажем так, социальными потрясениями. Чему вы учите своих курсантов и студентов, которым после выпуска из академии, быть может, придется действовать в районах социальных конфликтов? Есть ли отработанные механизмы действия спасательных подразделений в подобных ситуациях?
– Постановлением правительства РФ определена классификация чрезвычайных ситуаций: локальные, муниципальные, межмуниципальные, региональные и межрегиональные. В этом постановлении прописано, в каких конкретно случаях и кто конкретно из состава Единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций (РСЧС) выполняет те или иные задачи, какие силы, средства должны быть задействованы и от каких ведомств. Ведь практически все ведомства, а не только силовые, имеют свой ряд специальных мероприятий в рамках задач РСЧС. И если вы имеете в виду реагирование непосредственно на социальные конфликты, то этим предписано заниматься полиции и спецслужбам. Что, кстати, зафиксировано и в Договоре о коллективной безопасности, включая внесенные в него изменения. Специалисты МЧС России выполняют задачи по ликвидации именно последствий чрезвычайных ситуаций, чем бы таковые ни были вызваны. Наши сотрудники прежде всего должны спасать пострадавших людей, оказывать помощь, эвакуировать выживших и устранять последствия ЧС. Этому мы и обучаем курсантов и студентов нашей академии.

А как же гуманитарная операция 1992 года в Южной Осетии? Известно, что вы, Сергей Анатольевич, были участником знаменитого гуманитарного конвоя в Цхинвал и вывоза оттуда сотен беженцев. Тогда еще Государственный комитет по чрезвычайной ситуации (ГКЧС) стал основой миротворческих сил, действовавших в зоне гражданских столкновений. А участие частей МЧС в других конфликтах, в чеченской войне? Опыт, полученный там, используется в учебном процессе?
– В 1992 году действительно был задействован наш ресурс. Руководство страны посчитало, что на тот момент недавно образованный ГКЧС способен выполнить миротворческую задачу. Но ни одним руководящим документом и тогда, и впоследствии это не было определено как функциональная обязанность или постоянная задача нашего ведомства. На тот момент это было единственное правильное решение. И таких решений было всего лишь три: по Южной Осетии, затем по Приднестровью и по Абхазии. После этого мы уже не занимались выполнением миротворческих миссий, стабилизацией обстановки на какой-либо территории. Сейчас решение подобных задач возложено на специальные ведомства.
А если вспоминать Чечню, то там наше участие имело гуманитарный характер... Любой опыт бесценен. Благодаря решениям руководства страны, принятым в тот период, нам удалось избежать гуманитарной катастрофы на Северном Кавказе. Посмотрите, какие последствия для Европы принес конфликт в Тунисе или Ливии┘ Итальянский остров Лампедуза, куда хлынул поток беженцев из арабских стран, стал синонимом гуманитарной катастрофы. Многократно возросла нагрузка на все системы жизнеобеспечения острова: на коммунальные службы, на годами исправно работавшую систему поставок продовольствия, на медицинские учреждения. У нас МЧС и другие федеральные ведомства смогли взять под эффективный контроль потоки внутренне перемещенных лиц, быстро наладить в местах их временного размещения продовольственное, медицинское, социальное и информационное обеспечение, что позволило избежать гуманитарной катастрофы. Полученный опыт мы используем в учебном процессе для подготовки высококвалифицированных специалистов для системы РСЧС.

Так вот я к этому и веду. Роль подразделений МЧС в Чечне была очень заметной. Как это сейчас подается и преподается в академии?
– После всех крупных ЧС в нашем министерстве обязательно проводятся научно-практические конференции. Так вот первая такая конференция была проведена в Грозном, в конце второй чеченской кампании, для всех участников спасательных и гуманитарных мероприятий, для представителей подразделений РСЧС из разных ведомств. На основе материалов той конференции были подготовлены пособия, которые теперь используются в учебном процессе. Точно так же, как монографии и пособия по ЧС на Саяно-Шушенской ГЭС, гуманитарной операции в Южной Осетии в 2008 году. В них описаны привлекавшиеся силы и средства, способы и методы ликвидации последствий той катастрофы, а также опыт развертывания пунктов приема беженцев, временные сроки, в которые их нужно развернуть, какой набор материальных ресурсов необходим.

Случаи, когда в силу определенных обстоятельств подразделениям МЧС приходилось принимать на себя какие-то функции другого силового ведомства, тоже описываются и изучаются? Ну, допустим, оказались в каком-то месте, где возникла чрезвычайная ситуация, но кроме ваших подразделений, там не оказалось никого больше, а надо помимо функций спасения выполнить еще и задачу блокирования района?
– Нет, ни противодействие кому-либо, ни поиски каких-либо противников, ни блокирование районов наши подразделения не проводят. Вообще в районы вооруженных столкновений мы привлекаемся не самостоятельно, а по приказу руководителя контртеррористического штаба, вместе с силами других ведомств, имеющих отличные от нас задачи. Мы даже на учениях, которые совместно с другими силовыми структурами проводим, сами отрабатываем только те действия и проводим те мероприятия, в которых являемся специалистами. Скажем, с пограничниками – тушим приграничные пожары. В их специфические задачи мы не влезаем. Отрабатываем взаимодействие лишь по тем вопросам, где наши функции соприкасаются. Скажем, на учениях «Центр-2011» мы тоже участвовали и действовали на фоне общей оперативной или тактической обстановки. Там мы занимались ликвидацией аварии на химическом предприятии, тушили лесные пожары, искали выживших в завалах после взрыва газовой системы в жилом секторе. Занимались всем тем, что относится к нарушению систем жизнеобеспечения гражданского населения.

Схематично круг ваших задач можно определить, наверное, так: спасти больше жизней, быстрее локализовать или полностью устранить какие-то угрожающие населению факторы.
– А еще проще можно сказать так: мы должны минимизировать любой причиненный ущерб независимо от того, чем он вызван. И достигать этого могут лишь качественно обученные люди, высококлассные, хорошо технически оснащенные специалисты. Их подготовку и ведет наша академия.
В последнее время мы значительно увеличили долю практических занятий в программе обучения, увеличили количество деловых игр. Учим работе с мобильными телевизионными комплексами. Они применяются у нас в системе, передают видеоинформацию в Национальный центр управления в кризисных ситуациях (НЦУКС). Люди, которые принимают решения, видят в режиме реального времени все, что творится в зонах аварий или катастроф.
Руководство МЧС приняло решение, которое стало правилом: после завершения любой крупной операции ее руководитель обязан через месяц прибыть в высшее учебное заведение и провести занятие с профессорско-преподавательским составом, а потом прочитать лекцию слушателям, курсантам и студентам. Например, уже выступили специалисты, которые принимали участие в ликвидации последствий землетрясений в Японии и в Китае, террористического акта в «Домодедово» и т.д. На основе этого издаются методические рекомендации и вносятся соответствующие вопросы в билеты выпускных квалификационных экзаменов. Допустим: «Уроки и выводы по ликвидации последствий землетрясения в Китае» или «Опыт и результаты проведения гуманитарной операции в Южной Осетии».
В академии введено одно принципиально важное новшество. У нас курсанты стали к концу 2-го курса проходить аттестацию на квалификацию «Спасатель». А студенты обязаны к концу 3-го курса получить ее, сдать все нормативы и зачеты. Раньше было иначе: курсант получал удостоверение спасателя и сдавал все нормативы к концу обучения в академии. Складывалась парадоксальная ситуация: руководство министерства, имея в своем распоряжении вуз, не могло задействовать его как свой оперативный резерв. Курсанты, не имеющие удостоверения спасателя, не могли в полном объеме выполнять спасательные работы. То есть они привлекались как обеспечивающие подразделения, и не более того. Ведь руководитель спасательных работ имеет возможность задействовать только специалистов. И получалось, что руководитель работ имел в своем распоряжении большое количество личного состава, но не обладающего достаточной квалификацией. Мы пересмотрели программу, что позволило нам намного быстрее обучать курсантов командно-инженерного факультета и студентов факультета гражданских специалистов практическим действиям в качестве спасателей. И мы не только становимся действующим резервом министерства, но и наши учащиеся, уезжая в отпуска и командировки, повышают защищенность населенных пунктов за счет своего присутствия.

mchs-2
Один из учебных корпусов Академии гражданской защиты МЧС России.
Фото Марии Жоховой

Также расширена география стажировок курсантов и студентов, которые проходят ежегодно, на протяжении всего курса обучения. Кроме войсковой стажировки практические занятия у них проходят в Байкальском поисково-спасательном отряде (спасение на воде), в Вытегре в Вологодской области (судовождение маломерных судов), в Красной Поляне (горная подготовка, конная подготовка). И сейчас заканчивается строительство учебно-поискового спасательного центра МЧС России Ергаки в Сибири, куда также спланированы поездки для тренировок.

В условиях приема в Академию гражданской защиты я обнаружил такую любопытную вещь: на командно-инженерном факультете (ведущем, как представляется, в вашем вузе) курсанты обучаются и 4 года, и 5 лет. А на факультете по подготовке гражданских специалистов – только 5 лет? Чем это объясняется? Нормальна ли ситуация, когда затем, в практической деятельности специалисты с меньшим объемом полученных знаний должны будут порой командовать специалистами с более высокой квалификацией?
– Это не совсем так. Абитуриенты набора 2011 года факультета по подготовке гражданских специалистов по всем специальностям будут учиться 4 года, в соответствии с современными требованиями, и получать квалификацию бакалавра. В то же время мы не можем произвольно уменьшать или увеличивать сроки программ подготовки, потому что, как все, ведем поиск возможностей перехода на двухуровневую систему высшего образования. И пытаемся понять, что нам нужно. Нам нужно учить 4 года или 5 лет по той или иной специальности? И как это лучше сделать для потребностей государства? Или мы отучим 4 года, а через некоторое время доучим на нашем факультете руководящего состава, там бакалавр пройдет уже программу магистратуры. Или готовить его 5 лет и присваивать квалификацию специалиста.
И все же нам по характеру деятельности наших выпускников необходимо, чтобы они имели как можно лучшее инженерное образование. И потому у нас на командно-инженерном факультете большинству выпускников продолжается присвоение квалификации «инженер по защите в чрезвычайных ситуациях». Однако осуществлять подготовку специалистов по данной специальности с каждым днем становится все сложнее и сложнее.

Чем это вызвано?
– Понимаете, когда все без исключения вузы в стране стали открывать у себя подготовку по специальностям «Юриспруденция», «Экономика», «Психология» и т.д., то получилось, что молодые люди, желающие получить высшее образование, шли по наиболее легкому пути. Сдавали вступительные экзамены именно на эти специальности, на гуманитарный профиль, на бухгалтеров, на юристов. Люди не хотели сдавать вступительные экзамены по физике, информатике, химии. И эта тенденция сохранилась с введением ЕГЭ.
Приходят к нам абитуриенты и смотрят: в академии есть такие интересные специальности, как аэронавигация, инфокоммуникационные технологии и системы связи, мехатроника и робототехника. Только там для поступления нужны те самые предметы, которые юноши и девушки почти не сдают при выпуске из школ. У нас даже на «Юриспруденцию» конкурс меньше, чем на специальность «Государственное и муниципальное управление». И знаете почему? Потому что будущим управленцам не надо сдавать историю, как юристам, им достаточно сдать обществознание. А когда выпускник приходит к нам, то понимает, что не на все специальности он может попасть по своим результатам ЕГЭ.
Если кто-то выбрал на ЕГЭ помимо двух обязательных предметов (русского языка и математики) обществознание, то путь у него на командно-инженерный факультет один – на обучение специальности «Управление персоналом» в течение 5 лет и получение квалификации специалиста. А если он на ЕГЭ сдавал физику и тоже хочет быть курсантом, то обучаться ему предстоит 4 года и будет выпускаться бакалавром. Такой вот получается парадокс. И вуз никак не участвует в этом. Все определяет государственный образовательный стандарт.
Выбор ЕГЭ очень важен для определения дальнейшей судьбы абитуриента. И родители, и сами школьники часто не понимают, к чему именно приводит их выбор. А выбор они обязаны сделать до 1 марта. И потом они его не могут изменить самостоятельно. И у нас получается, что на ГМУ, на платное отделение, конкурс девять человек на место. И многие из тех, кто готов был бы пойти учиться на ту же инженерную специальность, не могут этого сделать. Потому что надо тогда сдавать ЕГЭ по другим предметам, а сделать это можно только на следующий год в специализированном центре.
Вот и получается, что на такую интересующую, в общем-то, молодых людей специальность, как аэронавигация (управление воздушным движением), конкурс практически один человек на место, на мехатронику и робототехнику – тоже. И даже весьма перспективная, ультрасовременная специальность «Системный анализ и управление», как ни странно, тоже практически не востребована.

В чем заключается специфика этой специальности?
– В системе МЧС действует уникальный центр «Антистихия», который занимается прогнозированием природных процессов и кризисных явлений. Возглавляет его доктор географических наук Владислав Болов. У нас в академии подготовкой кадров для этого центра занимается кафедра мониторинга ЧС. Но как показал последний набор абитуриентов, специальность «Системный анализ и управление» пока не востребована среди выпускников школ.
Знаете, в МЧС на еженедельном селекторном совещании, которое проводится в режиме видеоконференции в масштабе всей страны, первым об обстановке докладывает начальник Национального центра управления в кризисных ситуациях (НЦУКС). А вторым всегда докладывает директор Центра мониторинга и прогнозирования «Антистихия» о том, какая угроза ЧС существует, чего можно ожидать, какие последствия могут быть. Он же предлагает упреждающие меры, которые необходимо принять заранее. Для управленцев, принимающих решения, необходимо знать, что ожидать и какие профилактические меры предпринять.
И ведь математическое моделирование возможных ЧС, их последствий делают как раз специалисты по системному анализу. Специалисты в данной области приобрели особую ценность и престиж в последнее время.
Для повышения привлекательности инженерных профессий мы пошли сейчас по такому пути. Весь первый курс у нас проходит через ознакомительные занятия со структурой, задачами, жизнью и деятельностью нашего министерства. Знакомим с нашими подразделениями: кинологической службой, Центральным аэромобильным спасательным отрядом «Центроспас», 294-м Центром проведения спасательных операций особого риска «Лидер», авиацией, Центром мониторинга и прогнозирования «Антистихия», Национальным центром управления в кризисных ситуациях, пожарными частями Москвы и Московской области, Центром государственной инспекции по маломерным судам┘ Чтобы учащийся понимал специфику работы в нашей системе. Это дает ему большой заряд на ближайшее будущее, ведь он учится не просто ради оценки, которую ему поставят в зачетку, а потому что полученные знания по техническим наукам пригодятся в деле предупреждения чрезвычайных ситуаций и ликвидации их последствий, в проведении спасательных мероприятий. Ну и, может быть, расскажут кому-то из младших товарищей, что теоретические знания неразрывно связаны с практической деятельностью любого спасателя. Это мы подчеркиваем, когда проводим дни открытых дверей в академии для будущих абитуриентов.

Какова доля студентов факультета гражданских специалистов (и вообще по академии), обучаемых на платной основе? Сколько стоит такое обучение, есть ли различия по специальностям?
– Раньше у нас не было факультета гражданских специалистов. Был факультет руководящего состава, на котором готовились офицеры, а также студенты, но их было очень мало. Первый набор в 2002 году составил всего 25 человек, но с 2006 года мы стали набирать группы по 50 человек. Это был первый год, когда мы стали набирать студентов так масштабно. Теперь создан отдельный факультет для подготовки гражданских специалистов.
Стоимость обучения можно посмотреть на официальном сайте Академии гражданской защиты – www.amchs.ru. У нас все очень демократично. К тому же обучаемых на платной основе у нас вдвое меньше, чем студентов-бюджетников.

МЧС сейчас активно переоснащается современными техническими средствами. Применению всех ли новинок обучаются курсанты и студенты академии?
– По указанию руководства министерства вся техника, которая поступает и принимается на оснащение в МЧС, по одному экземпляру обязательно поступает во все наши вузы. В том числе и такие последние новинки, как многофункциональные комплексы в области защиты населения и территорий, видеомониторинга. А также средства обнаружения взрывчатых веществ, радиоактивных материалов, средства индивидуальной защиты, различные спецавтомобили. И сразу же в учебной программе появляются соответствующие темы занятий по освоению этой техники и оборудования. На рабочих совещаниях, проходящих в академии, есть такой пункт в повестке дня, как процент использования нового и высокотехнологичного оборудования в учебном процессе. Скажем, ввели в эксплуатацию дорогостоящий класс – непременно контролируется его использование, процент загруженности. Если процент низкий, то почему? В каждом классе есть журналы учета, где старший группы фиксирует время работы курсантов или студентов на данном оборудовании. Нам ведь нет смысла обманывать самих себя. Потратились на что-то основательно – оно должно работать по максимуму.
Эти же все вопросы выносятся потом на госэкзамены, и вся новая поступившая техника стоит на плацу, на ней выпускники сдают нормативы. Отдельно рассматривается вопрос об эффективности использования нового и высокотехнологичного оборудования.
Сейчас для всех обучающихся мы достраиваем бассейн – шесть дорожек по 25 метров. Какая у него особенность? В нем будет глубоководный 10-метровый «стакан», чтобы можно было заниматься водолазной подготовкой, причем с системой искусственного замутнения воды. Как нам показал опыт, без водолазных специалистов мы не обойдемся. Это показали события на Саяно-Шушенской ГЭС, крушение теплохода «Булгария» и другие ЧС. Одновременно со строительством бассейна, в многофункциональном спортивном комплексе мы завершаем монтаж скалодрома с отрицательными углами наклона и с оснасткой для отработки десантирования с борта вертолета. Причем совмещение двух тренажеров, вертолета и скалодрома, разработал наш выпускник в рамках выпускной квалификационной работы.
Для проверки полученных в академии знаний в министерстве предусмотрена система мониторинга и анализа качества подготовки наших выпускников. Из Академии гражданской защиты выпускаются ежегодно более 200 человек. Каждый выпускник на особом учете и на каждого поступает отклик. Поэтому в интересах академии как головного вуза МЧС России подготовить высококвалифицированных специалистов, которые будут востребованы для решения всего спектра задач в области предупреждения и ликвидации ЧС.

Олег Владыкин, ответственный редактор «Независимого военного обозрения»

28.10.2011

Вопрос начальнику

Барышеву Павлу

Федоровичу

Вопрос начальнику академии
Поля, отмеченные знаком - *, обязательны для заполнения
1000 осталось символов